Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

перо

"Что по ночам так мучала меня..."


И заграничный Ребров исполнил тоже самое на русском языке. Нет не тоже самое! См. перевод песни Хопкинс здесь.

Интересно, откуда взял слова песни Ребров на русском языке?
А на самом деле песня наша выглядит так. Такая она.
Где "эти дни"? - тут совсем другое...
Короче говоря, песня была сочинена двумя авторами, которых называют "советскими": Борис Иванович Фомин и поэт Константин Николаевич Подревский написали эту песню. Но не совсем понятно как она преобразовалась в "Эти дни".
перо

"Если Господь..."

Удивительный голос, волшебный, невероятный! Даже скрипка на фоне его звучащая была бледной тенью, каким-то механическим, и, сопровождающим подобием - сухим, сжатым. Недостойным.
Вся красота музыкальных инструментов отступила куда-то.
И сами музыканты затаили дыхание, - я видел. Когда он пел на фоне скрипки все смотрели только на него, все слышали только его.
Не могу понять что может передать это. Но поемый здесь 126 псалом совершенно не православный, вообще ничего православного нет. Что-то немыслимое, захватывающее душу, но... не православное. Как-же это так получается Господи?
перо

Hilary Hahn - J.S. Bach: Partita for Violin Solo No. 1 in B Minor, BWV 1002

Вечернее освещение самое лучшее... Именно поэтому она так художественна здесь.

Вы извините, но я своё вижу; мне важен цвет, свет, и структура,... фактура. А звук... это тоже важно, но во-вторых. Музыка. Она незримо звучит, когда я смотрю на обработанное изображение.
мм

Как поседела моя борода.

Борода моя поседела в один день. Это произошло год назад. Так получилось, что я в один день пил коньяк и водку, и что-то ещё, кажется, а так-же пиво со своим "друганом" павшим (павший слово звучит религиозно, нет, внушительно-значительно, нет, ненормально), и, вот, через неделю, почти, нет(!) несколько дней, он говорит мне, - а я сидел в этот момент перед ним, и тогда эти несколько дней кончались.., - говорит: "что это с тобой"?, - его брови даже сдвинулись вместе от удивления, снова - "что это"?! - "твоя борода седая -?!" Вопросительно-восклицательные интонации его словооркестра, раздавшегося между строк, между гула в голове от безудержного алкоголя, который я успел услышать, и надвинулся через тьму на меня, - я не могу передать его звучание, - был поразителен, - и это я могу передать; всё стихло, но я пытался оправдаться.
Тогда звучала музыка, резкая и ненавязчивая, напомнившая о вечности. И она продолжалась все дни, заключающиеся в нескольких минутах осмысления, хотя-бы. Долго-долго...
...
И. Я. И я только мог сказать, что так получилось. Ну, это когда молоденькая девушка с быстрыми чёрными глазами с донбасской земляной части держала меня за руки, когда я её сам держал за руки, перед прощаньем, и спросила меня: "почему я до сих пор не женат"? Так, кажется, выглядело это словообразование, когда я ничего не мог сказать ей кроме того, что так получилось.
Но вот так получилось, что моя чёрная, было, борода поседела. Это я обнаружил случайно, когда в лифте приложив руку ко рту, чтобы почувствовать перегар (он был или нет), случайно понял, что что-то изменилось. В мiре или во мне. Или во всех этих субстанциях. Я ехал вниз на работу. И не ощущал того что мешает мне. Но моя борода поседела.
(Но моя борода поседела.)
И я не могу проститься с этим. Меня мутило, и я почти плакал, потому что я не чувствовал боли и раскаяния от выпитой водки. И коньяк уже выточенный из моего желудка в домашний унитаз был не противен уже мне.
Тогда я посмотрел в зеркало в лифте. Я уже съезжал вниз, и уже доехал до четвертого этажа. Друзья мои брр. И девушки (а они были так щебетливы и распрекрасно-прекрасно-телесно-округлые, уж это вы можете мне извинить, даже если вы не любите меня). В этот самый момент, не знаю почему, но я посмотрел в зеркало в лифте, уже на треть-с-половинном - и - и второэтажном промежутке расстояния, - и! я в зеркале я увидел, да-да!, что моя борода поседела.
Глазодвигательная мышца, несмотря на коньяк сократилась и оптическое преобразовалось в умозаключительное (нейрофизиологи пусть отдохнут, когда я излагаю свои мысли). Множество межклеточных обменов произошло. Множество электрических импульсов, и, начиная от нейронных импульсов от каждой клетки к новой, заканчивая простейшими веретённомышечными, и гладкомышечными реакциями мышц - выполнились. Структуры восприняли то чем им нужно было быть. Они изменились в соответствии с их предназначением. Механизм стал быть кем должен был. Итак, я взглянул в зеркало.
И, вот, я посмотрел на зеркало в лифте... Тогда что-то в мiре сдвинулось, кажется. В именно этой пространственной объективности произошло то что я не знал до мгновения её обнаружения. Несколько секунд. Всего-то несколько секунд, когда я мысленно обнимал девушку в лифте. Разумеется мысленно, разумеется без-мысленно, но знала ли она об этом? То что моя борода поседеет? Её плоть струилась, и облекала меня, моё чувство вечности (так что я его терял) у меня меж пальцев грязных и запятнанных (диким влечением, посмевшим допустить прикосновение к женскому телу), и моего разнузданного существа. Её часть души была похожа на мою страсть. Она вплелась в неё не обжигаясь, поддавшись первозданной сладости, - вплелась, но с противоположной стороны, к счастью, неведомой мне как ад неведом раю. Или наоборот?
Но я не мог понять, когда я смотрел на зеркало в лифте: как моя борода поседела? Так поседела на несколько мгновений за этот краткий миг что отделяло меня от времени моего небытия?.. И я не мог отдать, то что принадлежало естеству, сотворённому свыше, вне меня.
Это было сладко, больно и прекрасно. И в полутёмном-ореховом прямоугольном пространстве пахло чем-то сладким.
Почему так случилось? А женская, и девическая структура услаждающая эго, слово "я", - скрылось за безвременой пеленой покидающего сознания части которого мне не нужно было быть, - так, между прочим и должно было быть.
Именно тогда, я, спускаясь в лифте понял, что нет причины волноваться о сути вещей, ведь девушка, женщина, и старуха, единообразно, была создана в настоящий момент. Эмпирическое, но и невозвратное, которое лобызал я в утехе своей падшей страсти снижалось вниз и облекалось во времени и в вечном стремлении уйти от её причины. Лифт, практический лифт. "Люблю тебя, люблю(!)" - этот оргазмический вопль (так знакомый мiрозданию) взбудоражил, тем не менее, вселенную микрокосма минимального пространства.
"Как зовут тебя?" - потерялось в этот момент. И моя борода смогла поседеть...
Что это? - я разжал руки, но они оставались на месте, как-бы непознанные чужестранным естеством. "Трахни меня, трахни чёрной вечностью". Как можно сильнее. Тогда я почувствую как смерть соприкасается с моей похотью дающей жизнь в моём теле, в моём времени, в моей без-конечности. "Отимей меня, возьми мою страсть, и наслади её отъявши её полностью!" Младая дева, женщина, плотская жизнь... Но я пускался на лифте. Но я смотрел в зеркало.
Что произошло? - То что... Тогда моя борода начала седеть. Да.. Она поседела именно в этот момент, когда смерть соприкоснулась с жизнью всеобщего нашего лифта, влекущего меня вниз. У меня немного кружилась от прознанного голова, но я не знал, что будет после. Нет, я не знал, что лифт едет туда куда ему нужно было пристать.. Это была точка отсчёта с которой начиналась познание.
В конечном счёте уже второй этаж ознаменовал собой условие для приятия того что есть. "Так тебе же не сто лет?" - да, конечно, (конечно отимей её, ведь у тебя больше нет выбора) - и второй этаж сладострастно завершался своим звуком прохождением тёмного туннеля. В лифте, кстати, есть кнопки и я нажал на неё. Стоп. "Стоп" - сказала правда. "Стоп", проговорила темнота последнего этажа. "Стоп", - и это врезалось в память, когда я понял, что моя борода поседела. Яркий свет блеснул мне, ведь я достиг последнего этажа, и его светлота, его ослепительная внутренняя яркость... Он сливался с серебром поседевшей бороды.
Лифт оставил меня!
Текст

"Лодка на реке"

Это русское переложение известной американской песни, (что чувствуется).

На самом деле, русский перевод.