?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: искусство

Ранее располагавшийся в этом журнале список Новомучеников и Исповедников Православной Церкви находится теперь здесь.

Голодарь. (Ф. Кафка.)

За последние десятилетия интерес к искусству голодания заметно упал. Если раньше можно было нажить большие деньги, показывая публике голодаря, то в наши дни это просто немыслимо.

То были другие времена. Тогда, бывало, в городе только и разговоров, что о голодаре, и чем дольше он голодал, тем больше народу стекалось к его клетке; каждый стремился хоть раз в день взглянуть на мастера голода, а к концу голодовки некоторые зрители с утра до вечера простаивали перед клеткой. Его показывали даже ночью – для вящего эффекта при свете факелов. В хорошую погоду клетку выносили на улицу – тут ее первым делом окружала детвора. Ведь для взрослых голодарь был чаще всего только забавой, в которой они участвовали, отдавая дань моде; а вот дети смотрели на него во все глаза, разинув рот, взявшись за руки от страха: перед ними на соломенной подстилке – он отказался даже от кресла – сидел бледный человек в черном трико, у которого можно было пересчитать все ребра; изредка он вежливо кивал публике, с натянутой улыбкой отвечал на вопросы или же просовывал между прутьями клетки руку, чтобы люди могли пощупать ее и удостовериться в его худобе, но потом снова уходил в себя, равнодушный и глухой ко всему, даже к столь важному для него бою часов, единственному украшению его клетки; невидящим взором смотрел он перед собой, слегка прикрыв глаза, и только изредка подносил ко рту крошечный стаканчик с водой, чтобы смочить губы.

Кроме непрестанно сменявшихся зрителей с него круглые сутки не спускали глаз особые сторожа, назначенные самой публикой. Как ни удивительно, но чаще всего это оказывались мясники. Они несли караул по трое, денно и нощно следя за тем, чтобы голодарь как-нибудь украдкой не принял пищи. Но это была чистейшая формальность, придуманная для успокоения масс, ибо посвященные знали, что голодарь ни за что, ни при каких обстоятельствах, даже под пыткой, не взял бы в рот и крошки, – этого не допускала честь его искусства.
Читать далее...Collapse )
Господи, как же несчастна судьба художника. И почему почти всегда во всех случаях он так отдалён от Бога, и нередко в его творчестве, при том, часто присутствует дух тьмы, падший дух, так или иначе, а случаи единения с Богом, со Христом так редки. А часто и вообще не случаются, даже во всём его творчестве.
Вот что то рядом, очень близко, но... не затрагивает сути предмета Божества (имеется ввиду конечно же Иисус Христос, Богородица, святые), нет причастия к нему, как бы проскальзывает мимо.
И это не только у каких то мелких, мало известных авторов, но и у великих по своему творчеству, и известнейших.
В чём здесь загадка?
Даже в тех случаях, когда художник хочет выразить поклонение Господу, свою любовь к Нему, но - словно не может, сам даже того не чувствуя. А пишет о том всё равно.
Будто кто то насмехается тогда над ним, превращая его, может быть, искреннее желание в ничто.
Есть один ответ на это, который представляется мне точным: душевными средствами, даже самыми возвышенными и прекрасными невозможно выразить чисто духовное. Несчастная душа так увлечённая собой, своим даром, именно от Бога, конечно не может помышлять о Нём вплоть до раскаяния о себе, и высшего зрения - зрения духовными очами.
Трудно оставить одарённому своё богатство, и пойти за Христом, ведь он же уже богат.
Богат - и не видит того как безконечно беден...
Тропарь рождеству, глас 4:
Проро́че и Предте́че прише́ствия Христо́ва,/ досто́йно восхвали́ти тя недоуме́ем мы, любо́вию чту́щии тя:/ непло́дство бо ро́ждшия и о́тчее безгла́сие разреши́ся/ сла́вным и честны́м твои́м рождество́м,// и воплоще́ние Сы́на Бо́жия ми́рови пропове́дуется.

Кондак рождеству, глас 3:
Пре́жде непло́ды, днесь Христо́ва Предте́чу ражда́ет,/ и той есть исполне́ние вся́каго проро́чества:/ Его́же бо проро́цы пропове́даша,/ на Сего́ во Иорда́не ру́ку положи́в,// яви́ся Бо́жия Сло́ва проро́к, пропове́дник вку́пе и Предте́ча.