January 18th, 2021

17

Просьба о даровании горячей любви к Богу (Блаженный Августин Аврелий епископ Иппоннийский)

Никто ничего подобного теперь не напишет. Никто больше не произнесёт таких слов. Но они остались, и они есть.
Иисус, искупление наше, любовь и желание, Боже от Бога, будь со мной, рабом Твоим. Тебя призываю, к Тебе взываю великим воплем от всего сердца моего, Тебя зову в душу мою: войди в нее и обладай ею. Тебе подобает чистая обитель, поэтому освяти меня и наполни Своей благодатью.
Сладчайший, любящий, вожделеннейший, неоцененнейший, прекраснейший! Ты меда сладостнее, молока и снега белее, отраднее нектара, драгоценнее безценных камней и милее и приятнее всех земных богатств и почестей.
Я не обретаю слов, которыми бы достаточно мог выразить всемогущее и всеведущее слово. Скажу то, что могу, доколе не велишь мне прийти к Тебе, где могу говорить то, что прилично Тебе и мне должно. И теперь смиренно молю, взирай не на то, что я говорю, но на то, что я сказать желаю. Ты знаешь, Боже всеведущий, что Ты дороже и милее мне неба и земли, и всего находящегося на них. Я люблю Тебя больше неба и земли, и всего, что есть на них.
Люблю Тебя, Боже мой, любовию великою и более любить Тебя желаю. Даруй мне, чтобы я любил Тебя, сколько хочу и сколько должен любить, да будешь Ты один все помышление мое.
Молю Тебя, сотвори, чтобы я имел сердце сокрушенное и смиренное со множеством слез; сотвори, чтобы я со всем желанием и усердием всецело умер миру этому и вовсе забыл преходящие вещи от великой любви к Тебе так, чтобы я не плакал и не радовался о временном, ничего не любил и не боялся, благополучием не возгордился и несчастием не поколебался.
Любовь к Тебе крепка, как смерть. Пусть потопит пламенная и медоточная сила любви Твоей мысль мою от всех сущих под солнцем, чтобы я к Тебе одному прилепился и сладостию памяти о Тебе насыщался.
Да сойдет, Господи, да сойдет, молю, да сойдет в сердце мое благоухание Твое сладчайшее, да войдет любовь Твоя медоточная, да войдет в меня Твоего благоухания чудная и несказанная сладость, которая возбудит во мне вечные желания, и из сердца моего да изведет реки воды, текущие в жизнь вечную. Неизмерим Ты, Господи, и поэтому должен быть хвалим и любим без меры.
Если человек человека так любит, что не может терпеть отсутствия любимого, если невеста с женихом соединяется таким внутренним жаром, что не может иметь покоя в отсутствие любимого, – то с каким жаром должна любить душа Тебя, истинного Бога, прекрасного Жениха, Который нас так возлюбил и спас, Который ради нас столько сделал? Любовь земная и наслаждения дольные не так услаждают, как Ты, Боже наш, – потому что любовь Твоя сладка и спокойна. Ты наполняешь сладостию и спокойствием сердца, которыми обладаешь.
Сладчайший Христе, благий Иисусе! Наполняй всегда сердце мое неугасимою любовию Твоею, непрерывной памятью о Тебе настолько, чтобы я, как горящий уголь, весь пылал в сладости любви Твоей. Любовь к Тебе и Твоя, любовь не мучащая, но услаждающая, любовь искренно и чисто пребывающая в век века, – всегда горит и не угасает. Сладчайший Христе, благий Иисусе, Боже любви моей!
Воспламени всего меня огнем Твоим, утехою и вожделением Твоим, которое есть святое и благое, непорочное и чистое, спокойное и безопасное, чтобы, весь наполнившись сладостию любви Твоей, возлюбил я Тебя, Бога моего, всем сердцем моим и всеми силами моими.
Услышь, Боже мой, услышь, свет очей моих, услышь мое прошение! Дай мне плод моления и желания моего предстательством преславной Девы, Матери Твоей Марии, Владычицы моей, со всеми святыми Твоими. Аминь. (11, с. 63-65.)