Свидетель (svidetel) wrote,
Свидетель
svidetel

Category:

Две "России".

Вчера в России должен был-бы быть день преп. Сергия игумена Радонежского. Не знаю, заметили-ли в РФ это событие (например, день рождения В. Путина очень даже замечают, песни поют, скоро будет соответствующий гос. праздник), но кто-то заметил... В связи с чем мне захотелось показать две картины российской жизни отражающие духовное состояние народа, его единственное оправдание ради жизни - Христова вера.
Это картина российского художника Михаила Нестерова, называется "Святая Русь". 1901-1905 гг.


А это картина другого российского художника Игоря Симонова, "Второе пришествие", уже 1991г.

Прошло 85 лет и от Святой Руси ничего не осталось. Прошу понять меня правильно: "Русь Святая" это не Россия, - это не национальное, не социальное, не территориальное или государственное устроение; в принципе, это даже не собственно человеческое понятие также. Россия могла быть и в 1991г., но то что называется "Русью Святой" - духовное понятие, метафизическое, если угодно, где связь с землёй, материальным чисто условно, главное-же - состояние духа отдельного человека и того человеческого, с позволения сказать, общества объединённое верой Христовой, в своём поиске Истины, и богопознания как следствия этого устремления. Да, в России, среди множества пороков русского общества, его греховности, всего грязного, страшного, и такого о чём и говорить не хочется, жила как бы единая душа человеческая обоженная Христовой верой. Немного их было носителей этой народной души - народа Божьего, но они были. В этом для меня нет сомнений как и в том, что я не одинок в своей вере.
Не раз я встречал мнение, что все истории про святых были придуманы, что все они грешили, что жизнь их была не такой как показано в житиях, но ведь это так глупо говорить о вере самому не веря, странно говорить о греховности святых самому не попытавшись жить христианской жизнью. Будет ли тогда их мнение отражать реальность? И почему теперь в настоящее время нет таких удивительных описаний жизни, подвигов, чудесных сказаний, которые были раньше? Почему даже то, что в настоящее время копирует прежнее историческое церковное, как правило, оказывается искажённым некой политической подоплёкой, вызвано полит. конъюнктурой, денежными интересами? Или раньше "придумывали" лучше, а сейчас разучились, так, что-ли? Да, но почему придумывали именно это, и столь несистемно, я-бы сказал, не по логике стандартной. Допустим, почему в одном числящемся святом месте не все святые, а только кто-то один, и по-разному, и, причём, чаще всего, он не согласен с властями мiра сего, не пишет им од, не воспевает мiрских государственных праздников. Вообще живёт отдельно. Может быть, это п.ч. он живёт в монастыре, а не в мiру? Да, но тогда почему он живёт именно в монастыре?...
Были и раньше подлоги, выдумки (хотя такого стандарта как нынче не было), но было и реальное, - так почему-же в угоду политики или скепсису "с водой выплёскивать и ребёнка"? Стоит ли судить целое из-за частностей, а лучше ли сказать: стоит ли судить важное по второстепенному? И если язычник скажет, что есть Господь Бог, то разве из-за того что это сказал язычник считать, что Его не существует? И можно ли считать высказывание его ложным для него самого? Нет, это было-бы абсурдно. Так почему не посчитать тех кто жил в греховности мiра сего действительно христианами именно за них, а не за кого больше? Разве нет таких примеров?...
И что считать сказками: чудеса явленные святыми, или то что богатый человек, имеющий всё что хотел, живущий в достатке, (или сын, дочь таких родителей), бросает всё и тайно уходит в монастырь? Или, допустим, существует некий болящий, а среди святых такие встречались нередко, - так что считать "сказками" его святую жизнь, или некую его болезнь, при этом, существующую? Как правило, о болезнях и нуждах забывает рассеянных ум ищущий развлечения, и внешней привлекательности, тогда как в претерпевании трудностей, как раз, обнаруживается святость, но её не замечают, стараются не видеть часто колоссального труда неотъемлемого от веры, и обращают внимание на "сказочное" другого рода, но как их разъединить?
Т.е. как можно разорвать историческое, и физическое - и то что при этом было свышеестественным? Как пример можно привести попытки некоторых околохристианских философов 20в. пытавшихся рассказать об Иисусе Христе полностью отвергая всё чудесное, всё необъяснимое человеческим умом бывшее в Его земной жизни, - и из этого ничего не получилось. Слишком тесно переплетены сверхъестественное и земное в Его жизни, поэтому говоря об одном нельзя не сказать и о другом; нельзя говорить о Нём, говоря только лишь о Его земном, при этом, не солгав, и не исказив уже имеющееся из достоверных фактов. Иначе мы сможем ввергнуться в придумывание несуществующего бытия, но несуществующего по-атеистически...
Да, существует совсем другая жизнь, и она была в России. Конечно, оскорбительно для эстетического чувства называть настоящий грязный сброд с его маниакальной гордыней который мы имеем сейчас называть Русью Святой (даже Россией, порой, язык не поворачивается), но ведь никто этого и не делает, речь идёт именно о пакибытии, и падшем бытии.
Несмотря на то зло, которое было, и остаётся поныне, существовал тогда и другой мiр, невидимый часто многим, не узнанный, и не признанный в конечном итоге русским обществом. Это и есть та основная причина, приведшая к возникновению революции: первой, а затем и второй. Была Русь Святая, была, об этом говорят множество источников, и наконец, сама вера христианская не допускающая возможности абсолютности зла, вследствие знания Истины. Но, вот, прошло менее века, и подошёл конец второму тысячелетию, - и что-же оказалось? - в такой России - 1991г. той "Руси" уже не было...
Может быть кто-то скажет, что 85 лет "это так мало", но я могу сказать, что достаточно секунды отступить от Бога. Тогда может быть, кто-то скажет, что 85 лет это очень много, но тогда я могу сказать, что разве сотни лет христианства в России это так мало?
В чём-же тут дело? - дело в причине побудившей к полнейшему тому истинному духовному, но - настоящему тотальному и глубинному оскудению общества во всём и во вся. Вот когда мы задумаемся об этой причине, и о том, что послужило возникновению её, - тогда мы сможем понимать разницу между тем миром безвозвратно ушедшем, подобно граду-Китежу, и настоящем безпредельно свинском, мрачном, и подлом, и столь-же пустом...
Не следует также думать, что в представленных картинах что-то или приукрашено, или даже является неправдой, или что-то, наоборот, по этой-же причине затемнено, сделано слишком плохим. Нет, просто художник как человек искусства отвлечённого от грубой материальности, и суетных, сиюминутных человеческих устремлений, отражает в своём творчестве то что он видит, и то чем окружён его духовный мiр, что он видел в своей жизни. Слишком честно выглядит его творчество в этом случае, когда смотришь на картины, - что в первом, что во втором случае.
Что-же мы видим в первом случае? - люди приходят ко Христу, да, бедные простые люди, которых сейчас назовут "бомжами", или "сумашедшими". Они, изнывающие, измождённые нелёгкой трудовой своей, простой и часто тяжкой жизнью, - от своего вопроса приходят к своему святилищу, запечатлённом художником в Сыне Божьем - во Христе. Больше идти им некуда и незачем. И Он, - Царь царствующих и Господь господствующих как со своими, запросто, без надменности, впрочем исполненным Божьего величия, беседует с ними. Он открылся им в морозной стуже, в снегах этой земли.
Но ведь точно также Иисус Христос открылся людям в Палестине, в Египте, в Сирии, в Шотландии и Британии, также в Скандинавии, Америке... Или - Украине, как не обычно это не звучит для забитого пропагандой современного человека. И это всё так-же можно было-бы назвать Русью Святой, если-бы не разность земель. Потому и сказано: "одна слава Луне, одна Солнцу, одна - звёздам", каждый отвечает за своё, а речь здесь о сравнении.
А теперь мы смотрим на вторую картину и что видим? - Иисус Христос приходит на землю, как Он сделал в первом случае, - а люди которые Его окружают...? Окружают-ли?... Нет, и этого - даже простого внимания к Собеседнику. Он пришёл к ним, но Он для них чужой, Он им даже неинтересен; Он им не нужен, и в Нём они не нуждаются...
И это действительно так: теперь никто не находит утешения в молитве, наслаждения высшего рода, удовлетворения в её исполнении, не испытывает непредвзятого интереса ни к духовному ни к историческому...
Взглянем на то как смотрят эти люди на Него; хотя-бы у одного из них был один сочувствующий взгляд, какое-нибудь движение души к своему Спасителю, желание воспрянуть от своего душевного сна, от гнёта мiрской среды! Нет, ничто не выдаёт в них связи с Истиной. И, вот, Христос отходит от них (хотя-бы кто-то попытался задержать Его уход!...), оскорблённый их страшным опустением безверия, с болью о тех, кому ничем уже не помочь. Его лик выражает сожаление, такое, наверное, было у Него, когда Он был в родном городе в Иудее, где народ не верил в Него, п.ч. не видел в Нём Мессию.
Можно сказать, что вторая картина есть своего рода свидетельство, она, разумеется, не соединяет для нас несоединимое запечатлённое в двух изображениях, - а рассказывает о величайшей потери для России, которая уже в настоящий момент есть непонятно что, и которую можно назвать чем угодно, но только не Русью Святой. Естественно, не хочется заканчивать на такой ноте повествование об изменениях в общественной и духовной жизни, поэтому я и привёл не один, а два примера, (по-разному говорящих об одном и том-же).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments